Categories
Selected Articles

Texas mall massacre gunman Mauricio Garcia ‘had neo-Nazi beliefs’

Share The News

70700791-0-image-a-72_1683489929669.jpg

Published: 19:36 BST, 7 May 2023 | Updated: 23:32 BST, 7 May 2023

The Texas mall mass shooter has been named as 33-year-old Mauricio Garcia, who investigators believe may have been a white supremacist or neo-Nazi who followed extremists ideologies.  

Garcia, 33, killed eight people – including children – before he was shot dead at Allen Premium Outlets on May 6. 

The killer fired more than 100 times during his rampage, and he had more ammunition and weapons in his car – which he was seen coming out of before the bloodbath.

Garcia, dressed in tactical gear and armed with an AR-15 and a handgun, opened fire outside a H&M store on a busy Saturday afternoon in Allen, Texas.   

He was eventually killed by a police officer – who was on the scene for an unrelated call but rushed over when he heard the gunshots outside the H&M.

Garcia was a security guard, but it is unclear if he worked at Allen Premium Outlets.

The gunman, Mauricio Garcia, was dressed in SWAT gear with a semi-automatic rile at his side.  He is seen laying dead outside another Allen store, a dozen feet from the H&M shop

His gray car is seen parked outside his family home in Dallas before the shooting

Dashcam footage showed the moment a gunman opened fire and killed multiple civilians – as cops are reportedly on the hunt for a second gunman believed to have aided in the assault

A bouquet of flowers is left in front of the Allen Premium Outlet Mall entrance in remembrance of those killed during the mass shooting that happened the day before in Allen, Texas

It’s also believed that Garcia was living at a motel at the time of the massacre. Police also searched that residence and found additional ammunition, WSJ reports.

According to the Washington Post, a patch the gunman was wearing on his chest alluded to his extremist ideologies – although no formal motive has been released. 

The patch read ‘RWDS’ which is an acronym for ‘Right Wing Death Squads.’  

This comes after new audio revealed how the heroic officer made a frantic phone call begging for his colleagues to join him on the scene, radioing: ‘I need everybody I got.’ 

The officer bravely ran towards the active shooter – who was armed with 60 rounds and had shot more than a dozen people by this point – and killed him.

About two minutes after first calling for backup, the cop said: ‘I got him down.’  Minutes later, another voice is heard on the radio saying: ‘We got victims. I need an ambulance.’ 

The FBI and police raided dead Garcia’s Dallas home just one hour after the massacre and requested a translator to speak with his family. 

Neighbors say they often saw Garcia wearing a security guard-type uniform, but he was ‘very quiet’ and had ‘very unusual behavior.’

His gray Dodge Charger, which was seen at the scene, was often parked outside the home.

Mauricio Garcia, the shooter, died at the scene. He was shot dead by a cop – but he had already let off bullets and killed eight people himself

Officers with the Allen Police Department man the mobile command post the day after the  gunman shot multiple people

Mall employees embrace as they greet each other the day after a shooting at Allen Premium Outlets on May 7, 2023 in Allen, Texas

Nasir Willis and Hannah McAbee from Denton come out to the mall to reflect as Nasir has a cousin who was here during the shooting

Dashcam video showed gunman Mauricio Garcia getting out of a car and shooting at people on the sidewalk on Saturday afternoon. More than three dozen shots could be heard as the vehicle that was recording the video drove off.

Garcia was using an AR-15-style gun during the mass shooting, and was dressed in full tactical SWAT gear. 

Allen Fire Chief Jonathan Boyd confirmed that seven people died at the scene, including the gunman, and then a further two victims died in hospital. 

Three of the wounded were in critical condition in the evening, and four were stable, Boyd said in an update on Saturday night. 

A Dallas-area medical group said it was treating victims as young as five-years-old. 

Investigators confirmed they believe shooter Garcia was working alone, but they have not yet released any motive for the killings. 

Fontayne Payton, 35, was at H&M when he heard the sound of gunshots through his headphones. He said: ‘It was so loud, it sounded like it was right outside.

‘I pray it wasn’t kids, but it looked like kids,’ he said. 

The bodies were covered in white towels, slumped over bags on the ground. ‘It broke me when I walked out to see that.’

The front entrance of a home connected to suspected mall gunman, Mauricio Garcia

Police and FBI searching the house on Saturday night 

Glass is seen shattered across the sidewalk in front of one of the fashion stores in Allen, where the mass shooting took place just after 3pm on Saturday, May 6

Payton then saw the body of the dead shooter – which was the only one not covered, he recalled. 

Another witness, Kimberly Blakey, said she and her daughter, 14, were among the crowd of people rushing to flee the parking lot after the gunfire started.

She said the raining bullets were ‘non-stop.’ Her car got shot at during the ordeal as she tried to escape. 

Blakey told CNN: ‘I told my daughter to get down. I could hear her start praying.’ 

Another witness, Sheliza Ramlall, who was in the Nike store when the violence broke out, said: ‘I had the most horrifying experience earlier. I was standing in line at the Nike store when all of a sudden people started to scream and run. 

‘The people in the doorway saw the man with the gun outside and raised the alarm. All of us in line dropped to the floor and started to crawl looking for a hiding place while falling over each other. 

‘I crawled behind the counter. At that moment, I realized that we were right in plain sight and and figured that I needed to get away from the front. 

MacKenzie Bates embraces her mother Rochelle where flowers were left at the scene of the shooting

Residents return in an effort to retrieve their vehicles at the scene

‘As I looked to the back of the store, I heard someone saying ‘get to the back, get to the back’ and everyone started running at that point. An employee opened the back door and let us out. We are standing by the roadside shaken, crying, and hugging each other.

‘Not knowing where the gunman was or what was happening on the other side was terrifying but I wanted to get out of there so I left the crowd and started to flag the cars down to give me a lift. 

‘An elderly woman stopped and I hopped in a panic. She started to tell me about the gunshots she heard and drove me to my car. I raced out of there with an elevated heartbeat. 

‘I am grateful for our brave first responders who stopped the shooter and helped the people to safety.’


Share The News
Categories
Selected Articles

What we know about the slain Texas mall massacre suspect Mauricio Garcia

Share The News

230507-allen-texas-memorial-jm-1444-96bd

DALLAS, TEXAS – The gunman who killed at least eight people and wounded a half-dozen more at a Dallas-area outlet mall was identified Sunday as a 33-year-old suspected neo-Nazi sympathizer named Mauricio Garcia, two senior law enforcement officials told NBC News.

Garcia was killed after the outbreak of deadly violence Saturday by a police officer who happened to be at the Allen Premium Outlets, some 25 miles north of Dallas, police said.

Garcia, who lived in Dallas, was armed with an “AR-15 style assault weapon,” President Joe Biden said.

The slain suspect was wearing a tactical vest and was also armed with a handgun, one of the senior law enforcement officials said.

Follow along for live coverage

More weapons and ammunition was found in his car, the source said.

Also, the law enforcement officials said, Garcia had several social media accounts and appeared to be drawn to neo-Nazi and white supremacist content. He was also wearing, when he was killed, a patch on his chest with a right-wing acronym.

That said, the officials stressed it was still too early in the investigation to ascribe a motive to the mass killing.

It was the second deadliest mass shooting in the United States this year was and the second in Texas in a little over a week.

A next-door neighbor of the suspect, who asked to only be identified as Julie, said she would see Garcia going to and coming home from work every day like clockwork.

“He tried to acknowledge us but seemed a little off,” Julie said. “He wasn’t somebody you could carry a conversation with.”

Still, Julie said she was stunned when she learned Garcia was involved in the mall massacre.

“You could have knocked me over with a feather when I found out,” she said.

Another neighbor, Gilda Bailey, said she found three police squad cars parked outside his house when she got home. She said they would not let the gunman’s relatives inside the residence and later saw the FBI removing items of some kind from Garcia’s home.

“I don’t understand what triggered him,” Bailey said of Garcia.

Another neighbor said living so close to a suspected mass killer was “chilling.”

“Just the thought of living a few houses down from someone who can do this can be a little scary and give you more caution,” said Moises Carreon, 52. “I don’t know why people want to shoot innocent people for any reason.”

Hampton reported from Dallas, Texas. Dienst and Siemaszko reported from New York, Dilanian reported from Washington.


Share The News
Categories
Selected Articles

Suspect in Texas mall shooting identified as 33-year-old man

Share The News

3000.jpeg

ALLEN, Texas (AP) — The assailant who killed eight people at a Texas outlet mall was identified by authorities Sunday as a 33-year-old man who had been staying at a nearby motel.

Three law enforcement officials who spoke to The Associated Press named the gunman as Mauricio Garcia, who was fatally shot by a police officer who happened to be near the suburban Dallas mall. The officials spoke on condition of anonymity in order to discuss details of an ongoing investigation.

One of the officials said Garcia had been staying at a nearby motel. The official said investigators have been searching the motel and a home in the Dallas area connected to the suspect.

The official said police also found multiple weapons at the scene after Garcia was fatally shot by a police officer. The weapons included an AR-15-style rifle and a handgun, according to the official.

The gunman’s name emerged as the community of Allen mourned for the dead and awaited word on the seven people who were wounded.

John Mark Caton, senior pastor at Cottonwood Creek Church, about two miles from the mall, offered prayers during his weekly service for victims, first responders and the shoppers and employees who “walked out past things they never should have seen.”

“Some of our people were there. Some perhaps in this room. Some of our students were working in those stores and will be changed forever by this,” Caton said.

Recalling phone conversations with police officers, he said: “There wasn’t an officer that I talked to yesterday that at some point in the call didn’t cry.”

The church planned an evening prayer vigil in the aftermath of the shooting, which was the latest attack to contribute to the unprecedented pace of mass killings this year. Barely a week before, five people were fatally shot in Cleveland, Texas, after a neighbor asked a man to stop firing his weapon while a baby slept, authorities said.

Police did not immediately provide details about the victims at Allen Premium Outlets, a sprawling outdoor shopping center, but witnesses reported seeing children among them. Some said they also saw what appeared to be a police officer and a mall security guard unconscious on the ground.

A 16-year-old pretzel stand employee, Maxwell Gum, described a virtual stampede of shoppers. He and others sheltered in a storage room.

“We started running. Kids were getting trampled,” Gum said. “My co-worker picked up a 4-year-old girl and gave her to her parents.”

Dashcam video circulating online showed the gunman getting out of a car and shooting at people on the sidewalk. More than three dozen shots could be heard as the vehicle that was recording the video drove off.

Allen Fire Chief Jonathan Boyd said seven people, including the shooter, died at the scene. Two other people died at hospitals.

Seven people remained hospitalized Sunday — three in critical condition and four in fair condition, the Allen Police Department said in a statement.

An Allen police officer was in the area on an unrelated call when he heard shots at 3:36 p.m., the department wrote on Facebook.

“The officer engaged the suspect and neutralized the threat. He then called for emergency personnel,” the post said.

Mass killings have happened with staggering frequency in the United States this year, with an average of about one per week, according to a database maintained by The Associated Press and USA Today in partnership with Northeastern University.

In a statement, President Biden said the assailant wore tactical gear and fired an AR-15-style weapon. He urged Congress to enact tighter restrictions on firearms and ammunition.

“Such an attack is too shocking to be so familiar. And yet, American communities have suffered roughly 200 mass shootings already this year, according to leading counts,” said Biden, who ordered flags lowered to half-staff.

Republicans in Congress, he said, “cannot continue to meet this epidemic with a shrug.”

Republican Texas Gov. Greg Abbott, who has signed laws easing firearms restrictions following past mass shootings, called the mall attack an “unspeakable tragedy.”

Video shared on social media showed people running through a parking lot amid the sound of gunshots.

Fontayne Payton, 35, was at H&M when he heard gunshots through his headphones.

“It was so loud, it sounded like it was right outside,” Payton said.

People in the store scattered before employees ushered the group into the fitting rooms and then a lockable back room, he said. When they were given the all-clear to leave, Payton saw the store had broken windows and a trail of blood to the door. Discarded sandals and bloodied clothes lay nearby.

Once outside, Payton saw bodies.

“I pray it wasn’t kids, but it looked like kids,” he said. The bodies were covered in white towels, slumped over bags on the ground. “It broke me when I walked out to see that.”

Further away, he saw the body of a heavyset man wearing all black. He assumed it was the shooter, Payton said, because unlike the other bodies it had not been covered.

Tarakram Nunna, 25, and Ramakrishna Mullapudi, 26, said they saw what appeared to be three people motionless on the ground, including one who seemed to be a police officer and another who resembled a mall security guard.

Another shopper, Sharkie Mouli, 24, said he hid in a Banana Republic. As he left, he saw someone who looked like a police officer lying unconscious next to another unconscious person outside the store.

“I have seen his gun lying right next to him and a guy who is like passing out right next to him,” Mouli said.

Stan and Mary Ann Greene were browsing in a Columbia sportswear store when the shooting started.

“We had just gotten in, just a couple minutes earlier, and we just heard a lot of loud popping,” Mary Ann Greene told The Associated Press.

Employees rolled down the security gate and brought everyone to the rear of the store until police arrived and escorted them out, the Greenes said.

Eber Romero was at an Under Armour store when a cashier mentioned there was a shooting.

As he left, the mall appeared empty and all the shops had their security gates down, Romero said. That is when he started seeing broken glass and victims of the shooting on the floor of the shopping center.

Allen, a city of 105,000 residents, is about 25 miles (40 kilometers) north of downtown Dallas.

___

Associated Press writers Jamie Stengle and Adam Kealoha Causey in Dallas and Gene Johnson in Seattle contributed to this report.


Share The News
Categories
Selected Articles

Robert Kennedy Jr. blames CIA for JFK assassination, fueling controversial claim

Share The News

Screenshot-2023-05-07-at-12.00.02-PM.jpg

Democratic White House contender Robert Kennedy Jr. blames the CIA for the Nov. 22, 1963, assassination of his uncle, President John F. Kennedy — proclaiming it “beyond a reasonable doubt.”

Kennedy made the bombshell accusation about a murder that’s spun many conspiracy theories during an interview Sunday with John Catsimatidis on WABC 770 AM’s “Cats Roundtable.”

“There is overwhelming evidence that the CIA was involved in his murder. I think it’s beyond a reasonable doubt at this point,” Kennedy said of JFK’s assassination in a motorcade in Dallas, Texas.

“The evidence is overwhelming that the CIA was involved in the murder, and in the cover-up.”


John F. Kennedy
Robert Kennedy Jr. blames the CIA for the Nov. 22, 1963, assassination of his uncle, President John F. Kennedy.Bettmann Archive

Kennedy Jr. cited James Douglas book, “JFK and the Unspeakable” as compiling the most evidence on the topic — and labeled denials of the CIA’s role as a “60 year coverup.”  

The US government’s official investigation, The Warren Commission Report, concluded Lee Harvey Oswald acted as a lone wolf in the fatal shooting, and that there was no credible evidence he was part of a conspiracy to assassinate the 35th president. The report was released Sept. 24, 1964.


Robert F. Kennedy, Jr.
Robert Kennedy Jr. cited James Douglas book, “JFK and the Unspeakable” as compiling the most evidence on the topic.Christopher Peterson / SplashNews.com


Security personnel keep watch during the visit of U.S. President Joe Biden to CIA headquarters.
The US government’s investigation found no merit to the claim. REUTERS

The Central Intelligence Agency’s own website references an article calling claims of the spy agency’s role in JFK’s murder a  “lie.”


Share The News
Categories
Selected Articles

Robert Kennedy Jr. blames CIA for JFK assassination, fueling controversial claim – New York Post

Share The News

Robert Kennedy Jr. blames CIA for JFK assassination, fueling controversial claim  New York Post

Share The News
Categories
Selected Articles

“Элита – команда гибнущей подлодки”. Политолог о консолидации в России

Share The News

10040000-0aff-0242-5b6b-08da5561a29c_w12

Специальный гость Радио Свобода – Николай Петров, руководитель Центра политико-географических исследований, приглашенный исследователь Фонда науки и политики в Берлине.

Сергей Медведев: Война не перестает удивлять. Одно из удивлений – мысль о том, как консолидирована российская элита; по прошествии года и двух месяцев войны в ней практически не наблюдается ни расколов, ни обвалов, ни перебежчиков, единственное, что отпустили Кудрина и Чубайса (но не отпустили Набиуллину). Что держит их вместе – лояльность или страх?

Николай Петров: Я точно так же был этим удивлен в самом начале войны, когда мне казалось, что мы увидим гораздо более нормальную и разнообразную реакцию со стороны элит. Потом я обратил внимание на то, что если рассматривать элиту в широком смысле, не ограничиваясь управленцами, политической элитой, то мы увидим, что целый ряд слоев, групп внутри этой элиты (художественная, артистическая и прочая элита) ведут себя совсем не так, как элита управленческая. Мы видим, как много актеров, представителей шоу-бизнеса, к которым мы раньше могли относиться скептически, ведут себя, выказывая абсолютно нормальные человеческие реакции.

Объяснить ситуацию можно тем, что элитой, как каким-то реальным субъектом политики, как людьми, способными принимать решения независимо от бюрократической машины, в которую они встроены, у нас сегодня является только художественная интеллигенция, и даже не обязательно интеллигенция: люди, которые относительно самостоятельны и демонстрируют эту самостоятельность.

Что держит вместе российскую элиту – лояльность или страх?

Сергей Медведев: Наш разговор прежде всего об управленческой элите. Такое ощущение, что это какие-то кролики перед удавом: люди просто парализованы, они механически исполняют свои функции.

Николай Петров: Я бы их сравнил с командой подлодки, которая пошла на погружение. Не приходится серьезно говорить о том, что у них есть какая-то степень свободы, что они могут принимать решения не в пределах очень узкого круга и поставленных перед ними конкретных задач, а оценивать ситуацию в более общем плане. Я бы все-таки только отчасти объяснил это страхом, хотя основания бояться есть. В прошлом году мы видели жуткие расправы над людьми по разным причинам, они не расследовались, по крайней мере публично: мы ничего об этом не знаем. Очевидно, что это были в том числе сигналы этим управленческим элитам.

Но отчасти я объяснил бы это тем, что на протяжении 20 лет шла деградация номенклатурных элит. Шел, с одной стороны, естественный отбор, когда в системе оставались те люди, которые были готовы выполнять приказания, не задумываясь о смысле того, что они делают, и соответствии этого своим представлениям о морали, и их натаскивали. То есть те, кто сегодня составляет костяк номенклатурной бюрократической системы, – это люди, которые уже давно сделали для себя выбор, а дальше просто двигались по наклонной плоскости. В этом смысле 24 февраля не было для них каким-то Рубиконом.

На протяжении 20 лет шла деградация номенклатурных элит

Сергей Медведев: Реализуется полушутливый мем: куда ты денешься с подводной лодки? А тут подводная лодка погибла в степях Украины в неравном воздушном бою. Вы сказали о сигналах: видимо, не случайна был череда самоубийств крупных менеджеров, в том числе нефтяных компаний?

Николай Петров: Не случайна, безусловно. Это отчасти напоминает то, что мы видели в начале 90-х годов, когда люди, так или иначе связанные с деньгами партии, выбрасывались из своих квартир на высоких этажах. В этот раз новизна была в том, что там же были коллективные убийства или самоубийства, когда человек якобы сначала убивал всю свою семью, а потом кончал жизнь самоубийством. Что объединяет все эти случаи? Помимо того, что это все люди, так или иначе связанные с нефтегазовым сектором, также и то, что информация моментально поступала, как белый шум. Когда отравили Навального, сразу оказалось, что у него и наркотики, и алкоголь, и все остальное, и если бы потом не было тщательного расследования за пределами России, то эти версии так и жили бы в информационном пространстве. Никто специально не расследовал эти убийства – это тоже их объединяет. Возникает загадочная смерть, предположим, высшего сотрудника ЛУКОЙЛа, не просто так, а в день рождения Вагита Алекперова. Нам дают первую версию: человек оступился, упал с балкона или даже кончил жизнь самоубийством, и все, больше мы ничего не знаем. Это уже совершенно мафиозные сигналы – в день рождения, с какими-то совершенно очевидными, демонстративными вещами – все это трудно объяснить стечением обстоятельств.

Вагит Алекперов


Вагит Алекперов

Сергей Медведев: Загадочная болезнь Чубайса… Или это все-таки скорее совпадение?

Николай Петров: Ситуация мутная, любые вещи хочется объяснять какими-то конспирологическими схемами. Тут могло быть как угодно. Для тех людей, которым разрешено уйти с этой подводной лодки, условием этого ухода является хранить молчание и ни о чем публично не рассказывать: мы, наверное, узнаем об этом не очень скоро.

Сергей Медведев: Но при этом удивляет абсолютно византийская статуарность, застывшесть высшего слоя путинского двора. Ковальчук, Патрушев, Ротенберг, Сечин, Чемезов – примерно 8–10 особ, приближенных к императору, остаются неизменными.

Никто специально не расследовал убийства топ-менеджеров

Николай Петров: Это правда. С одной стороны, наверное, логика в этом есть – коней на переправе не меняют. Сегодня, по мнению Путина, Кремля, пришел черед им отдавать долги родине и тем, кто им все это время помогал. С другой стороны, ведь в ситуации подводной лодки людей, которые вдруг даже на относительно высоких постах выходят из обоймы (по самым разным причинам), просто складируют где-то. Многие вещи, я думаю, мы узнаем потом, а сегодня мы просто видим, что человек исчезает, как Дмитрий Козак, место его формально сохраняется, хотя функции перераспределяются.

Кремль старается, с одной стороны, демонстрировать, что никаких поспешных, связанных с сиюминутными вещами, с провалами, решений он не принимает, а с другой стороны, старается не показать, что какие-то изменения происходят. В этом смысле меняется функционал, меняются роли, которые играет та или иная фигура, кто-то задвигается на второй план, кто-то выдвигается ближе, как мы видим среди военных, но каких-то громких отставок мы практически не наблюдаем.

Сергей Медведев: Будем надеяться, что складируют не в зиндане и не “на подвале”, как говорят в Донбассе. При этом, как ты отмечал в своей недавней статье на портале Re: Russia, идет постепенный рост ближней гвардии Путина, условно говоря, его охранников. Если в прежние годы мы помним, как поднялся из охранников Путина Золотов, покойный Зиничев, Дюмин стал губернатором, то сейчас это просто становится системой – как Путин продвигает своих телохранителей.

Николай Петров: Как в самом начале нулевых, когда Путин пришел к власти, когда мы увидели взлет питерских, взлет людей из мэрии, из ФСБ, работавших раньше с Путиным, примерно так же и сейчас. У Путина очень короткая скамейка. В ситуации его собственной изоляции, которая началась несколько лет назад, резко сократившихся контактов с внешним миром мы наблюдаем, что он реально продвигает тех людей, с которыми общается. Есть несколько десятков человек вокруг него, включая ординарцев, телохранителей и так далее: это люди, которых он знает, которым может доверять, он с ними общается уже очень много лет. А всех остальных он просто не знает, и в этом смысле он не может никого брать из каких-то других эшелонов. Эти ординарцы продвигаются не потому, что они особенно эффективны, а потому, что других людей в качестве кадрового резерва нет.

Сергей Медведев: Это просто люди, допущенные к телу. Путин видит их вокруг себя, они ему чай приносят, дверь открывают и так далее. Он знает, что это люди, которые его не убьют, а остальных людей Путин просто не видит.

Ситуация мутная, любые вещи хочется объяснять конспирологическими схемами

Николай Петров: Ассоциации с поздним Сталиным. Только тогда классическая номенклатурная система имела очень серьезно разработанный, работавший довольно эффективно блок воспроизводства. Здесь пришел Кириенко, попытался сделать что-то более серьезное, чем раньше на коленке, с кадровым резервом, “Лидеры России” и так далее, но это люди другого эшелона, которых может назначать Кириенко (на посты губернаторов, в том числе), но не Путин.

Сергей Медведев: Олигархи потихоньку уходят в тень? Фридман, Авен, Алекперов, Усманов и так далее – какую роль сейчас играет фактически весь ближний путинский олигархат?

Николай Петров: Это как раз очень интересный слой. Если сравнить поведение олигархов с поведением бюрократической прослойки, с одной стороны, и творческой элиты – с другой, то мы увидим, что олигархи ближе к бюрократической прослойке, они не играют сегодня самостоятельную роль. Если сохраняется какое-то их влияние, то, на мой взгляд, это влияние не индивидуальное, а влияние в качестве тли, которую пасут муравьи-силовики, которая обеспечивает их сахаром, чем-то еще, но не способна принимать собственные решения, делать то, что она хочет.

Зависимость, которую мы видим, задним числом оправдывает те персональные санкции в отношении богатых людей, которые принимались скопом, исходя из презумпции виновности. Вдруг оказывается, что эти люди, даже несмотря на свою позицию, которая отличается, и понятно почему (многие из них родом из Украины, у многих даже остались там родственные и прочие связи, не говоря уже о том, что они умные и нормальные люди), крайне опасаются высказать нечто, что будет воспринято Кремлем как нарушение табу. Алекперов – это как раз один из очень немногих. Тиньков – понятно, он и не в России, и он думает о высоком. Алекперов и ЛУКОЙЛ, совет директоров в самом начале марта принял заявление с осуждением войны. Мы видим, что в результате получилось: их собственников реально оттеснили, произошла, по сути дела, такая ползучая передача права собственности, если не национализация. Значительная часть тех смертей (а их было с десяток в прошлом году) – это смерти людей, связанных с ЛУКОЙЛом.

Рамзан Кадыров


Рамзан Кадыров

Сергей Медведев: Страшноватый сценарий… Можно понять олигархов, которые оставлены как кормовая база волчьей стаи, силовиков, захвативших власть; оставлены некие дойные коровы, которые смотрят на них зачарованными глазами.

Хочу поговорить о челленджерах путинской бюрократической системы и о том, какая ей может предстоять трансформация. Сначала о челленджерах. Естественно, на слуху Пригожин и Кадыров. Насколько они являются несистемными игроками? Или они вообще полностью завязаны на персональной лояльности Путину?

Николай Петров: Я думаю, они скорее маргинальные системные игроки, чем несистемные. Они, обладая каким-то своим самостоятельным ресурсом, тем не менее как раз в ходе военной кампании показали, что есть очень серьезные ограничения, им может быть перекрыт кислород, их ресурса не хватает на абсолютно самостоятельную игру, они должны встраиваться в какие-то коалиции. Здесь, я думаю, и тот, и другой могут сыграть какую-то заметную роль в будущем.

Но скорее, мне кажется, мы видим в их лице то, что война выносит на поверхность не лучшее, а худшее. Мы видим какую-то публичную мафиозность происходящего с демонстративным нарушением закона. Это демонстративное нарушение тех правил игры, по которым играет вся остальная бюрократия, в том числе силовая, делает этих людей выскочками, малоприемлемыми для других. В этом смысле, я думаю, или они слишком рано выскочили, продемонстрировав себя, или они не очень хорошо встроены в какие-то более крупные, серьезные коалиции. Пока, мне кажется, мы наблюдаем и в том, и в другом случае скорее движение вниз после некоторого прыжка вверх, чем постепенное повышение значимости.

Можно понять олигархов, которые оставлены как кормовая база волчьей стаи

Сергей Медведев: Армия. С одной стороны, мы видим удивительное отсутствие кадровых перемен, несмотря на очевидный, признаваемый в Кремле провал военного планирования, исполнения всего этого, отсутствие перемен в армейском руководстве. С другой стороны, может ли армия в этих условиях всеобщего недовольства, может быть, недовольства среднего и низшего офицерского звена получить какую-то новую субъектность?

Министр обороны РФ Сергей Шойгу и губернатор Тульской области Алексей Дюмин


Министр обороны РФ Сергей Шойгу и губернатор Тульской области Алексей Дюмин

Николай Петров: Думаю, способна в принципе, но не как единая корпорация. Потому что довольно давно мы видим принцип контроля со стороны Кремля за важными, в первую очередь силовыми корпорациями. Он заключается в том, что руководители корпораций не должны быть плотью от плоти корпораций, в этом смысле не должны всецело опираться на поддержку изнутри. Поэтому и министрами обороны у нас являются не выходцы из среды военных, а самые разные фигуры, которые получают какой-то ресурс, но это не тот ресурс, который они могут использовать в персональных интересах.

С другой стороны, понятно, что армия в ходе масштабной войны приобретает большую самостоятельность и субъектность, пусть и не будучи единой корпорацией, не имея в качестве выразителя своих интересов какой-то конкретной фигуры. Конечно, Кремлю придется с этим считаться. Даже после несравнимо меньшей по масштабам кампании в Афганистане мы видели последствия этих военных братств на протяжении очень многих лет. То есть люди спаиваются, объединяются в какие-то хорошо организованные группы с очень серьезными внутренними сетями и доверием, и эти группы начинают играть довольно серьезную роль, пусть и не в качестве единой гигантской миллионной корпорации, но в качестве вполне крупных и при этом вооруженных отрядов.

Сергей Медведев: И первые лица, знаковые персоны, которые были в российской политике в ельцинскую эпоху, все эти генералы так или иначе вышли из Афганистана, из афганских братств, за ними тянулся шлейф войны.

Николай Петров: Любая война, даже существенно более ограниченная, рождает целую плеяду командиров, пусть и не самого высокого уровня, но имеющих авторитет и способных играть дальше внутриполитическую роль.

Сергей Медведев: В этом контексте вопрос о преемниках вообще не стоит? Естественно, он ставится в медийном поле, обсуждается. Но, если посмотреть прогностически с точки зрения политического расклада, сейчас об этом даже и говорить рано?

Николай Петров: Это зависит от того, какое содержание мы вкладываем в слово “преемник”. Если это человек, который заменит Путина в его роли, то, мне кажется, такого варианта у Кремля и у Путина уже нет. Если это человек, который заменит Путина в его формальном качестве – скажем, президента страны, то такого рода людей может быть много, но с их приходом и с уходом Путина кардинально меняется сам режим. В этом смысле преемничество как сохранение базы при смене лица невозможно.

Мы видим какую-то публичную мафиозность происходящего

Сергей Медведев: В этом отношении транзит власти в рамках этой системы вообще не стоит на повестке? То, что мы видим в иберийских диктатурах в их поздний период: и Франко, и Салазар – когда готовился переход, за много лет ставилась проблема перехода власти, готовился, как в португальском случае, преемник. В России это невозможно?

Николай Петров: После 24 февраля ситуация очень сильно переменилась. Хотя принято говорить о колоссальных ошибках, допущенных Путиным, если есть какой-то позитивный для Путина результат от этой ужасной войны, то он заключается в том, что система стала в гораздо большей степени его заложницей. Степень риска того, что против него будут выстраиваться какие-то заговоры, существенно уменьшилась. Потому что в этой самой подводной лодке все заинтересованы в том, чтобы сохранять командира, пока он еще справляется со своими обязанностями хотя бы в техническом плане.

Алексей Навальный


Алексей Навальный

Сергей Медведев: Какой можно представить сценарий перехода? Какую взять возможную матрицу? Сталин, 1953 год? Или это скорее как после смерти Брежнева: 1982–85 год, сменяющаяся череда старцев на престоле?

Николай Петров: Плюсами той и другой системы перехода власти была гораздо большая институционализированность системы. Было политбюро, было понятно, как срабатывает механизм смены одного лидера другим. И даже в случае Сталина, когда это было менее понятно, были институты. Сегодня этих институтов нет. Поэтому я бы рассматривал две базовые опции, более мягкую и более жесткую. Более мягкая – это все-таки каким-то образом контролируемая передача власти с резким изменением системы, потому что того объема власти, который сегодня есть в руках Путина, не может быть ни у кого другого, по крайней мере в первое время. А с другой стороны, более жесткая, когда Путин исчезает неожиданно, без какой бы то ни было подготовки, когда начинается грызня и борьба всех со всеми, в результате которой создается какая-то выигрышная коалиция в хорошем случае.

Сергей Медведев: Механизмы ротации элиты и смены лидера так же неэффективны, как и все остальное на этом медленно тонущем корабле.


Share The News
Categories
Selected Articles

Open/Closed: To receive testimony on worldwide threats | United States Senate Committee on Armed Services

Share The News

sharelogo.jpg

Date: Thursday, May 4th, 2023

Time: 09:30am

Location: Dirksen SD-G50


Share The News
Categories
Selected Articles

With Lessons from Ukraine, US Special Forces Reinvents Itself for a Fight with China

Share The News

A recent exercise was Army SOCOM’s first to explicitly name China as the adversary.

Share The News
Categories
Selected Articles

Who Bombed the Kremlin?

Share The News

U.S. officials puzzle over what appears to be the first drone attack on Moscow.

Share The News
Categories
Selected Articles

Without A New Draft, Russian Offensive Operations Are Over, US Intel Chiefs Say

Share The News

open-graph.jpg

Russian efforts to seize more Ukrainian territory are likely doomed unless the Kremlin manages to launch another draft, U.S. intelligence chiefs told lawmakers on Thursday, adding that Russia’s ground forces will in any case need years to rebuild.

“If Russia does not initiate a mandatory mobilization and secure substantial third-party ammunition supplies beyond existing deliveries, from Iran and others, it will be increasingly challenging for them to sustain even modest offensive operations,” Avril Haines, who heads the Office of the Director of National Intelligence or ODNI, told the Senate Armed Services Committee. 

Gen. Scott Berrier, who heads the Defense Intelligence Agency, or DIA, confirmed the analysis. “The reorganization that the Russian military took in the early 2000s meant that they were better, faster, smaller…from what they were in the Soviet era. That army largely is gone and they’re relying on reserves and reserve equipment, older Soviet-era kinds of kit. It’s gonna take them a while to build back to more advanced kit. The estimates go from five to 10 years based on how sanctions affect them.”

Many observers of the Russian military in Europe and in Washington have argued that a second mobilization would be nearly impossible for Russia to undertake successfully and would put Russian President Vladimir Putin in a politically perilous position. 

Haines and Berrier’s remarks follow April statements from Gen. Chris Cavoli, who heads U.S. European Command. Cavoli told lawmakers that Russian ground forces had been degraded “somewhat” but that Russian nuclear forces, including bombers and submarines, remained untouched by the war. 

Some pro-Russian voices on Twitter framed Cavoli’s comments as an indication that war has not affected Russian forces and that Russia retained the advantage in the conflict. 

Berrier said his analysis of the situation was “very, very similar” to Cavoli’s in thatRussia remained an “existential threat with a nuclear arsenal that they have.”

Haines said Putin likely still aims to destroy Ukraine as a free, independent nation but that the Russian leader recognizes he won’t be able to achieve that objective anytime soon. “We assess that Putin probably has scaled back his immediate ambitions to consolidate control of the occupied territory in eastern and southern Ukraine, and ensuring that Ukraine will never become a NATO ally,” she said. He “may be willing to claim at least a temporary victory based on roughly the territory he is occupying.”

But while Putin may have hit a wall in Ukraine, Russian forces are branching out elsewhere. Last week, Cavoli testified that Russian submarine activity had been increasing in some parts of the Atlantic. Lt. Gen. Alexus Grynkewich, who leads Air Forces Central Command, recently told Defense One that Russian pilots over Syria are trying to goad U.S. pilots into dogfights. 

Sen. Tom Cotton, R-Ark., asked Berrier and Haines about such actions. “Are there other instances of growing Russian aggression and…what’s the intelligence community’s assessment for why Russia has grown increasingly aggressive in these ways?”

Haines asked to respond in closed session.


Share The News